250 тысяч за увольнение

250 тысяч за увольнение 27.01.2011

250 тысяч за увольнение

Суд взыскал с компании около 250 тысяч рублей.

Татьяна Полынникова трудилась офис-менеджером отдела продаж на Таганском мясоперерабатывающем комбинате. Работа ее вполне устраивала. Зарплаты хватало на то, чтобы воспитывать двоих детей.

В конце мая 2009 года ей предложили уволиться по собственному желанию. По словам Татьяны, причину увольнения генеральный директор УК «ТАМП» Лариса Галеева ей не объяснила. Желания уходить у Татьяны не было.

После того как офис-менеджер отказалась писать заявление об уходе по собственному желанию, она ушла в отпуск. А когда вернулась, обнаружила, что ее офис переехал в соседнее здание. «В старом офисе нас было семеро. В новом остались только четыре сотрудника», — рассказывает Татьяна. По словам Полынниковой, Лариса Галеева заявила Татьяне, что работать ей негде, рабочего места у нее нет. «Я возмутилась: вот же стол свободный, — рассказывает Татьяна. — Тогда она мне ответила, что если я не хочу уходить по-хорошему, уйду по-плохому».

Полынникову отправили в старый офис. «Находится он метров за 300 от нового, — сообщает Татьяна. — Сначала у меня не было ни компьютера, ни телефона. Потом дали телефон, но работал он только на исходящие звонки». Так как работа офис-менеджера отдела продаж заключалась в приеме заказов на школьное питание, выполнять свои обязанности Татьяна физически не могла.

По факту ее работу делали те четыре сотрудницы, которые остались в новом офисе. «Я приходила на работу, чтобы в пропуске отмечалось, что я вовремя пришла и вовремя ушла. На рабочем месте я сидела без дела, — рассказывает Татьяна. — Но Галеева мне все время говорила, что это мне ничего не даст, так как можно изменить время на пропуске».

По словам Татьяны, сотрудникам запрещали с ней общаться, людей запугивали. Только на суде они выступили в ее защиту.

Татьяна не поддавалась на провокации со стороны начальства. Тогда ей сообщили, что она попала под сокращение. «Хотя в отделе кадров мне сказали, что никакого сокращения нет», — рассказывает Полынникова.

Татьяна потребовала, чтобы процедура проходила по Трудовому кодексу РФ. Согласно этому документу работодатель должен был предупредить ее за два месяца до сокращения и предложить имеющиеся вакантные должности.

В ноябре 2009 года Татьяна подписала уведомление о сокращении. Но Татьяне предложили только должность продавца-консультанта с окладом 15 тысяч рублей, не указав все имеющиеся вакансии. Полынникова объяснила директору, что с такой зарплатой не сможет прокормить семью, и напомнила, что обладает преимущественным правом при сокращении, так как она мать-одиночка, воспитывает двоих детей.

За время разбирательств образовалась задолженность по зарплате, сотруднице перестали выплачивать ежемесячную премию.

30 тысяч за долгие переговоры

В мае 2009-го Татьяна обратилась за юридической консультацией. «Пострадавшая надеялась решить все мирным путем», — рассказывает адвокат Татьяны Полынниковой Юлия Искрина из Московской коллегии адвокатов «Александр Еким и партнеры». Женщина понимала, что из-за возраста она не востребована на рынке труда и найти другую работу будет проблематично.

По совету адвоката Татьяна вступила в переписку с директором УК «ТАМП» Ларисой Галеевой. Ответы выглядели малоподходящими для деловой переписки. Татьяну по-прежнему хотели уволить, но теперь высказывались в более жесткой форме. По словам адвоката, в адрес женщины поступали даже угрозы.

«Нам показалось, что Галеева отреагировала на ситуацию непрофессионально, включив личные эмоции», — говорит Юлия Искрина. Длительные переговоры ни к чему не привели. Зато в распоряжении Татьяны и юриста появились письменные доказательства того, что ее вынуждали уволиться. Татьяне удалось сделать и диктофонную запись одного из разговоров с генеральным директором.

В марте 2010 года Татьяна подала иск о восстановлении на работе, признании факта дискриминации, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула в размере 180 тысяч рублей, возмещении морального вреда и расходов на юристов в Лефортовский суд. В ноябре суд удовлетворил все требования, кроме признания факта дискриминации, обязав УК «ТАМП» выплатить Полынниковой в общей сложности около 250 тысяч рублей.

«Те основания, на которых были построены требования Полынниковой, касались структуры трудовых правоотношений между работником и работодателем, — прокомментировала ситуацию московская коллегия адвокатов „Александр Еким и партнеры“. — Факт дискриминации по сути был признан: моральная сторона вопроса была включена в восстановление Татьяны Полынниковой на работе. Трудовая инспекция косвенно указала, что в договоре не были закреплены условия труда и не была прописана должностная инструкция офис-менеджера, что дало возможность руководству дискриминировать сотрудницу».

«Когда я пришла к Галеевой с решением суда, ее будто подменили. Она все подписала, спросила о моих делах как старая подруга, — рассказывает Татьяна. — Но работать на Таганском мясоперерабатывающем комбинате у меня больше нет желания».

Сама же Лариса Галеева отказалась как-либо комментировать эту ситуацию, уточнив только то, что с решением суда она согласна.

Редкий моральный ущерб

Российские работники все чаще выигрывают судебные дела у своих работодателей. На это есть несколько причин. Во-первых, в связи с кризисом и массовыми сокращениями увеличилось число обиженных сотрудников, с которыми компании выстраивают отношения вопреки закону. Во-вторых, суды как по личной инициативе, так и в связи с декларируемой правительством политикой стали чаще занимать сторону работников.

В этом смысле конфликт Татьяны Полынниковой вроде не кажется уникальным. Однако от рядового случая его отличает выплата за моральный ущерб, которая была взыскана с работодателя. Практика присуждения моральных компенсаций в трудовых спорах в России также невелика. По этому показателю мы значительно отстаем от США, где этот пункт едва ли не главная «статья доходов» обиженных работников.

Сами работники не понимают, что означает этот юридический термин, и знают о нем только из громких судебных дел, проходящих на Западе. Некоторые даже уверены, что в российском праве такого понятия вообще не существуют.

Цифры

180 тыс. рублей — сумма заработной платы за вынужденный прогул, взысканная судом с компании
33 тыс. рублей суд взыскал на расходы по оказанию услуг представителя в суде
30 тыс. рублей — компенсация морального ущерба
192 рубля взыскал суд за задержку выплаты заработной платы
Источник: собственные данные

Кто еще судился с работодателем в 2010 году

В Татарстане уволенный из организации «Колос Синтез» работник был восстановлен в должности главного зоотехника по решению суда. Мужчина не был ознакомлен с заявлением о собственном увольнении за прогул. Судья счел это достаточным основанием, чтобы посчитать действия компании незаконными.

Воспитательница из Чувашии написала заявление об увольнении по собственному желанию, но позже передумала. Никакого принуждения со стороны работодателя не было — просто женщина вспылила. Руководство детсада отказалось пойти навстречу женщине, однако суд восстановил пострадавшую.

Директор кредитного департамента шведского банка был заменен на своей должности иностранным специалистом. Топ-менеджеру предложили уволиться, но он не согласился и подал на работодателя в суд. Подобное предложение обошлось банку в 2 млн. рублей — таков размер компенсации по решению суда.


Источник: http://www.trud.ru
Просмотров: 557

Отзывы (0)


Возврат к списку